Медицинский обзор эпизода 7x07 “A Pox on our House”

Идея с возможным заражением оспой была хорошим ходом, и медицина в целом на этой неделе была хороша, за исключением, пожалуй, окончательного диагноза, который был очень противоречив и невозможен.

В 1793 году голландский корабль с рабами на борту затонул у берегов Бермудских островов из-за опасений, что груз и экипаж были инфицированы оспой. Двести семнадцать лет спустя, Джули, шестнадцатилетняя девочка-подросток, ныряя с аквалангом, находит на затонувшем судне старую стеклянную банку со странным содержимым, которую берет с собой на борт яхты. Банка случайно разбивается, и содержимое банки - старые струпья - оказывается в руках девочки. Джули оказывается в Принстон-Плейнсберо со следующими симптомами: жар, рвота и налитые кровью глаза. Хаус подозревает у нее оспу. Девочку помещают в изолированную палату и проверяют на оспу, в то время, как ее семья находится в соседней изолированной палате. Команда Хауса не уверена, что у девочки именно оспа, и предлагают более реальные варианты, как ветрянка или корь. Пока проверяются эти три варианта, семью Джули вакцинируют против оспы.

Тесты оказались отрицательными, но Хаус не отказался от идеи, что у девочки оспа. Он предполагает, что под воздействием давления при погружении с аквалангом, антитела перешли в суставы, и назначает провести еще анализы. При выполнении теста Тауб замечает подозрительную сыпь под правым коленом, характерную для оспы. Тщательный осмотр позволяет отклонить геморрагическую оспу (особо неприятный вид оспы), и найти еще высыпания под подмышкой, которые не подходят под оспу. Для Хауса эта сыпь обозначает, что оспы нет, но уже поздно. Команда Центра контроля заболеваний (ЦКЗ) берет это дело под свой контроль и закрывает на время больницу. Они делают ДНК-тест, чтобы точно убедиться в наличии или отсутствии оспы, но результаты будут известны только через 18 часов.

На диф диагнозе прибывший Чейз предлагает в качестве возможного виновника сыпи контагиозного моллюска (извините, но он не подходит для сыпи и не объясняет симптомов гриппа). Хаус теперь уверен, что это не оспа, но ему нужны доказательства, а ЦКЗ не позволяет никому заходить к пациентам. Хаусу удается получить копию журнала капитана того самого голландского корабля, а чтобы перевести записи использует голландскую веб стриптизершу. По данным журнала оказалось, что на корабле заболевшие были только рабы, но не экипаж. Исходя из полученной информации, команда строит дифференциальный диагноз на предположении, что у рабов могла быть серповидно-клеточная анемия или дефицит витамина Д, что привело к иммуносупресии, а значит они могли легко подцепить инфекцию типа малярии или лихорадки денге, или золотуху (старое название туберкулеза лимфатических узлов в области шеи). Хаус хочет провести анализы на туберкулез, но он знает, что ЦКЗ не позволит ему этого, тогда он просит Формана соврать, что есть вероятность предполагать у девочки менингококк, и настоять на проведении теста. Пока Форман общается с главным врачом ЦКЗ, у отчима Джули начинается припадок, у него развивается сильная головная боль, глаза заливаются кровью. Симптомы указывают на оспу, хотя Хаус считает, что это может быть также и симптомами туберкулеза. Доктор Мастеру уговаривает врача из ЦКЗ отвести отчима девочки на КТ, но во время его перевозки врачи обнаруживают на его теле гнойничковые высыпания, и отменяют КТ, так как все указывает на оспу.

Состояние Джули и ее отчима продолжает ухудшаться. Сыпь распространяется все больше и больше, но Мастерс замечает, что у Джули нет сыпи на ладонях, что не свойственно оспе. Но у отчима Джули есть сыпь и там. Это не останавливает Хауса, он уверен, что у отчима рецидив рака почек, и из-за слабого иммунитета, вакцина против оспы вызвала инфекцию (в вакцине на самом деле нет оспы, а вирус, похожий на оспу). В качестве аргумента против оспы Хаус указывает на кровь в моче у кровати пациента, как доказательство почечной недостаточности (и да, он сказал "почечная недостаточность"), которая была вызвана раком почек, а не оспой. (Хаус не признает, а затем просто игнорирует, что это никак не объясняет случай Джулии). Не получив согласия главного из ЦКЗ, Хаус врывается в изолированную палату, чтобы вколоть пациенту интерферон, от которого пациенту должно стать лучше, и что в таком случае докажет правоту Хауса. К сожалению, пациенту лучше не становится, а становится даже хуже. Пару часов спустя, поговорив на прощание с женой и сыном, он умирает. И снова один возможный вариант - оспа. Однако Мастерс не готова признать поражение. Она обращается еще раз к переводу журнала капитана корабля, и обращает внимание на то, что кот тоже заразился, а значит на корабле не было оспы, так как она поражает только людей. Услышав, что перед смертью у кота выпадала шерсть, она приходит к выводу, что на корабле "гуляла" другая инфекция, риккетсиоз, бактериальное заболевание, которое передается от инфицированных клещей, живущих на мышах. Она прибегает к Хаусу и уговаривает его проверить труп мужчина на наличие струпьев от риккетсиоза, и он находит. А это заболевание лечится, доза антибиотиков доксициклина и Джули должно стать лучше.

Как обычно, основные жалобы выделены красным, незначительные жалобы - синим, и совсем придирки - зеленым:

Самая главная проблема этого эпизода заключается в том, что нет такого способа, при котором отчим мог заразиться риккетсиозом. Даже, если согласиться с тем, что бактерии могут жить сотни лет в стеклянной банке на дне океана, и могут заразить тех, кому зараженные старые струпья попали в кровь (что представляется весьма сомнительным для меня), Джули не могла заразить отца, так как он не передается от человека к человеку. Осповидный риккетсиоз передается только от укуса клеща, инфицированного бактериями (и именно через укус, а не струпья). Иными словами, вы принимаете всерьез такие смешные идеи, как: 1) Джули заразилась от старых тканей из банки и 2) как-то передала заразу в отчима, даже не прикасавшемуся к струпьям и которого не кусал инфицированный клещ.

Вздыхаю. Еще раз, вас не шокирует flitline.

Время развития оспы не правильно (что не удивительно, так как для шоу обычно сокращают подобные моменты, но упомянуть об этом стоило). Джули не заметила бы проявления вируса, пока не появилась бы сыпь (по крайней мере дней 10 после контакта), так что симптомы у ее отчима не начали бы проявляться до 10 и более дней после этого.

Опять же кровавая моча не равна почечной недостаточности. (Точка зрения Хауса о том, что коричневый цвет означает кровотечение, так как почки фильтруют кровь, а ярко-красный цвет означает, что кровотечение происходит в почках).

Интерферон применяется в животных моделях, для лечения коровьей оспы. Но это не одно и тоже лечение, также как для эффекта не достаточно одной дозы. Это не первое лечение при оспе, также как и ветряном иммуноглобулине, до сих пор.

Герои постоянно путали сыпь и гнойники. Хотя при оспе может быть и то и другое, но они не взаимозаменяемы.

Какой тип обследования собирался провести Хаус? Хотел ли он, чтобы Форман провел пробу Манту на туберкулез, результаты которой были бы известны через 48-72 часа?

У отчима был рак почек достаточно серьезный, чтобы вызвать иммунодефицит, но не было других симптомов (за исключением крови в моче?)

Я знаю, что отчим был подвержен иммунодефициту, но был ли он настолько серьезным, чтобы вызвать смерть. От первых признаков инфекции до смерти меньше 18 часов?

Медицинская загадка была интригующей на этой неделе. Мне нравится идея с оспой, и развитие сюжета не было невозможным (несколько лет назад были обнаружены струпья оспы эпохи Гражданской войны в конверте, запрятанном в книге). Я ставлю ей 5-. Окончательное решение с риккетсиозом, было невозможно, по причинам, которые я изложил выше. Я ставлю 2. Медицина была довольно хорошо сделана, хотя команда и не смогла провести необходимые обследования, которые ответили бы на многие вопросы (по обоснованной причине на этой неделе). Я даю за общий медицинский аспект 4 бала. Мыльная опера была получше на этой неделе: больше Уилсона, больше Хауса/Кадди, и у Мастерс оказался более приятный характер - если только она была написана таким образом на прошлой неделе. Я ставлю мыльной опере 4.

Источник: http://www.politedissent.com/archives/6213